АФПБ: результаты закона о взыскании будут видны сразу с момента его вступления

С 1 января 2017 года вступает в силу закон, который регулирует взаимоотношения между взыскателями и должниками. Его принятия ждали более пяти лет, и переоценить значимость данной нормы достаточно сложно. Ведь с этим законом российский рынок взыскания становится официальным. Хотя в то же время некоторые пункты законодательной нормы вызывают достаточно большое количество дискуссий. Поэтому мы решили более детально узнать о перспективах этого закона и его неоднозначных пунктах у профессиональных взыскателей – Группы компаний Агентство Финансовой и Правовой Безопасности (АФПБ). На вопросы нашего портала согласился ответить Павел Бородкин, глава группы компаний АФПБ.


- С 1 января 2017 года вступает в силу закон, регулирующий взаимоотношение между взыскателями и должниками. Спрашивать о его значимости, наверное, уже банально, так как переоценить важность принятия закона, которого ожидали более пяти лет, сложно. Хотелось бы узнать, по вашему мнению, возможны ли какие-либо результаты в кратчайшие сроки после его вступления в силу?

- Результаты закона будут видны сразу с момента его вступления. Собираемость кредитной задолженности снизится. Нагрузка на судебную систему возрастет в разы. Банки ужесточат требования, предъявляемые к своим заемщикам. Многие МФО уйдут с рынка. Активизируется рынок "антиколлекторов", которые еще более активно будут продавать свои "услуги". Будет сделан реестр официальных коллектров, которые работают в рамках нового закона. Хотя этот реестр и так существует в виде ассоциации НАПКА. А вот "черных коллекторов и МФО" станет значительно больше. И новый закон для них будет не указ. Поэтому как отразится принятие этого закона на финансовой системе в целом еще совсем не понятно.


- Можно ли сказать, что это всего лишь первый шаг на пути не только официального создания рынка взыскания в России, но и приведение его в «цивилизованное» состояние? Какие, по вашему мнению, необходимы еще срочные действия для этого?


- Да, конечно. Рынку давно нужен был закон регулирующий деятельность, определяющий профессиональный статус его участников и определяющий правила игры на этом рынке. Это, безусловно, очередной шаг к цивилизованному рынку, но, я думаю, далеко не последний.


- На ваш взгляд, закон учитывает интересы всех участников рынка взыскания (должников, кредиторов, профессиональных взыскателей), или он все же требует ряда доработок?

- Закон очень долго не могли вынести на рассмотрение. А потом, на фоне сообщений в СМИ и взбудораженной общественности, этот закон был принят в спешке и детально не проработан. Многие нормы, содержащиеся в законе, спорны и неоднозначны. Я думаю, что закон этот будет скорректирован до или после вступления в силу, если законодатели услышат мнение профессиональных участников рынка. Вариант с отсрочкой вступления закона в силу также возможен, как в случае с законом о банкротстве физических лиц, который также был принят поспешно и сгоряча и свою функцию, которую в него закладывали изначально, не выполняет.


- Если начать рассматривать новый закон об урегулировании взаимоотношений взыскателей с должниками по пунктам, то на первый взгляд кажется, что некоторые нюансы законов ГК УК РФ и Федерального закона № 353-ФЗ продублированы. Так ли это? И зачем, по вашему мнению, необходимо было дублировать некоторые пункты?

- Да, верно. Закон содержит спорные и неоднозначные трактовки, дублирует уже принятые законодательные акты, в т.ч. уголовный кодекс. Зачем это надо никто не знает. Все это из-за поспешности и некачественной проработке законопроекта.


- На данный момент широко обсуждается информация о том, что контролировать коллекторские агентства будут Федеральная служба судебных приставов (ФССП) и Минюст. Насколько, по вашему мнению, целесообразно возлагать данные обязанности именно на эти госструктуры? Возможно, стоило бы привлечь только один орган, предоставить это другому, или вообще создать отдельный?

- Да, все больше говорят что регулятором отрасли будет выступать ФССП. Это логично. ФССП выполняет схожие функции, знакома с проблематикой рынка и видит ситуацию с долгами в целом. Основной вопрос теперь в выделении финансирования на выполнение этих дополнительных функций Службой судебных приставов. А суммы там немаленькие. И вот тут опять популизм законодателей встречается с реальным миром и как происходит в подобных случаях у нас, возникает тупик. Ну ничего, поживем-увидим как этот вопрос решит государство.


- Достаточно много споров возникает вокруг ограничений по взаимодействию с должниками. Изначально хотелось бы узнать ваше мнение о возможном отказе должника от взаимодействия с взыскателем после четырех месяцев контакта. Одни кредитные организации утверждают, что этого периода вполне достаточно, а другие говорят – срок слишком короткий для урегулирования всех вопросов.

- Мое мнение, что дело не в сроке - достаточно или нет. Это просто глупо. Я дал Вам деньги в долг, а Вы имеете право перестать со мной общаться по этому поводу. Не очень понятно откуда взялась такая идея у человека, который написал эту норму. Ведь приняли же закон о банкротстве физических лиц - так не можешь отдать - подавай на банкротство. Но что-то желания у должников не вызывает этого делать. Все ссылаются на западную практику взыскания долгов. Но при этом забывают, что у должников там предусмотрены серьезные обязанности и последствия невозварта долга довольно серьезные. Поэтому и коллектора там работаю более "мягко", если так можно выразится. Государству надо не ограничивать взыскание только, а надо создавать цивилизованный рынок, в т.ч. формируя финансовую культуру у населения и предусматривать ответственность граждан за неисполнение взятых на себя обязательств. В последний момент же отменили действие этого закона на взыскание долгов ЖКХ. Поняли ведь чем это чревато в масштабах страны. Так а чем финансовый сектор хуже? Он также важная часть экономики.


- Еще одно ограничение – количество личных встреч (одно в неделю) и телефонных контактов (два в неделю). Достаточно ли этого для продуктивной работы, и будут ли засчитываться, как состоявшиеся контакты, случаи форс-мажорных обрывов связи (клиент оказался вне зоны действия сети)?

- Что считать контактом, а что нет, как вести их учет никто сейчас не знает. Рынок ждет расшифровки понятий от законодателей, но они и сами пока, видимо, не очень понимают что именно они там написали. Достаточно  ли этого? Для добросовестных заемщиков вполне. А вот мошенники, злостные неплательщики получили еще один инструмент для неисполнения своих обязательств.


- Не менее важным ограничением является исключение в процессе взыскания контактов коллекторов с несовершеннолетними гражданами. Остается вопрос – каким образом компаниям придется их идентифицировать, или запрет будет распространяться на контакт с любыми третьими лицами?

- Коллектора и так никогда не коммуницировали с несовершеннолетними, недееспособными лицами и т.д. Это, как Вы и говорили, дублирование существующих законов. Позвать маму к телефону это контакт с несовершеннолетним? Думать депутатам, наверное, было лень, вот и понадергали отовсюду. 


- По вашему мнению, повлечет ли за собой изменения на рынке цессии такое количество достаточно жестких ограничений? Например, долги будут покупаться коллекторскими агентствами по более низкой цене, будет более жесткий отбор портфеля долгов, кредитные организации станут меньше продавать задолженности, используя собственные силы для взыскания и т.п.

- Конечно, рынок цессии изменится. При оценке портфеля будут учитываться больше параметров, в том числе отказ от общения, наличие согласия на общение с третьими лицами и т.д. Фактор неопределенности вырастет еще больше. Будет продаваться больше или меньше сложно сказать. У всех банков и МФО непохожие бизнес процессы и кардинально разная эффективность внутренней службы взыскания. Все зависит от того, как реально этот закон будет применяться на практике. В любом случае, рынок подстроится.


- Достаточно интересно было бы узнать о возможных изменениях бизнес-процессов в вашей компании в связи с принятием и грядущим вступлением в силу данного закона. Или все же он больше повлияет на небольшие региональные организации по взысканию долгов, а не на крупные профильные агентства, такие как ваше?

- Закон повлияет на всех, кто будет работать в рамках него. Изменения, конечно,в первую очередь, коснутся ограничения на количество действий и общение с третьими лицами. Будут проработаны заново скрипты, внесены изменения в программное обеспечение. Сейчас качество подготовки специалистов по взысканию выйдет на первый план. Коллекторские агенства и внутренние службы взыскания кредитных организаций будут вынуждены усиливать судебную работу и сопровождение взыскания на стадии исполнительного производства. Взыскание станет дороже, что в конечном итоге отразится на кредитной политике банков и МФО.


- В завершении хотелось задать достаточно общий вопрос, чтобы подвести итог. Какими вы видите долгосрочные перспективы данного закона?

Перспективы туманны. С одной стороны, принятие профильного закона это позитивный шаг для дальнейшего развития рынка. С другой, качественно содержание его оставляет желать лучшего. После внесения поправок и корректировки с реальными ожиданиями рынка, этот закон станет действительно рабочим. 

Михаил Харитонов и Павел Бородкин специально для ЗанимайОнлайн.ру





Остались вопросы?
Задай их нашему эксперту
Виктории Логиновой.

Задайте свой вопрос

введите символы

сменить картинку


Алексей Буханов

Директор по маркетингу и продажам онлайн-сервиса микрокредитования «Честное слово».

Константин Постовалов

Директор по маркетингу и развитию МФО "ПРОСТО! Кредит 24", управляющий партнёр Brain Marketing.

Борис Батин

Сооснователь сервиса онлайн-кредитования MoneyMan.


Примите участие в обсуждении